ПАО «КУЗНЕЦОВ» является крупнейшим предприятием авиационного и космического двигателестроения.

За рулем с генералом

24 июня 2019 года

23 июня исполняется 108 лет со дня рождения Николая Дмитриевича Кузнецова, чье имя носит сегодня завод.
О нем написаны книги, сняты фильмы, в которых главное место отводится роли выдающегося конструктора в истории двигателестроения. Но частная жизнь Кузнецова в них оставалась в тени, и немногим сегодня известно, как генерал проводил свои редкие свободные часы, кто обеспечивал в семье его тыл. Редакция «ВМ» решила восполнить этот пробел: своими воспоминаниями поделился лично знавший семью Кузнецовых эксперт Инженерного центра генерального конструктора ПАО «Кузнецов» Евгений Кочеров.

По соседству с Кузнецовым

В 1949 году, когда мне было 9 месяцев, Николай Дмитриевич привез меня с мамой в поселок Управленческий из Уфы. Мой отец Павел Иванович приехал сюда раньше и работал на заводе начальником отдела компрессоров. Здесь же трудилась целая группа немецких специалистов, первые выпускники Куйбышевского авиационного института, специалисты из ленинградского КБ Климова и с уфимского предприятия, приглашенные Николаем Дмитриевичем.
Когда мы с мамой приехали, отцу дали комнату в доме, где жили немецкие инженеры. Позже мы получили квартиру на улице Симферопольской, 2, где поселился и Николай Дмитриевич с семьей. С его младшими детьми – Таней и Колей – я рос в одном дворе. У них не было никакой звездности, чувства собственного превосходства – мы все общались на равных.
Среди конструкторов и инженеров, прибывших из Уфы, многие были родом из Рыбинска, как и мои родители. В годы войны Уфимский моторный завод, на котором работал Кузнецов, был дублером Рыбинского завода №26, выпускавшего авиационные двигатели. У рыбинцев сложилась своя компания, и Николай Дмитриевич с женой Марией Ивановной к ней присоединились. Собирались чаще всего у Лидии Михайловны Жуковой, моей тетки по матери, работавшей начальником архива. В этой компании отмечали все праздники, дни рождения, пели песни. Николай Дмитриевич любил и умел петь. Больше всего ему нравились «Темная ночь», «Землянка» и «Я люблю тебя, жизнь!».

Дачные забавы

Рабочий день у Николая Дмитриевича продолжался часов пятнадцать. С работы он уходил поздно вечером, а если проходили интересные испытания, то и ночью. Часто бывал на заводе в выходные. Тем не менее он находил время для общения с семьей. Летом такая возможность представлялась на даче.
Наши дачные участки располагались неподалеку друг от друга. А между дачами Жуковых и Кузнецовых даже забора не было. По соседству находился и участок первого заместителя Николая Дмитриевича – Анатолия Алексеевича Овчарова. Чтобы сразу завезти туда всю компанию, иногда пользовались заводским автобусом. Периодически дачники заезжали группами на «ЗИМе» генерала.
С этим «ЗИМом» связаны интересные воспоминания. При случае Николай Дмитриевич любил повозиться с детьми. Однажды он решил приобщить нас к технике и стал учить вождению на территории дачного массива. Сажал к себе на колени, нажимал на педали сам, а рулить давал нам. Одна из девочек не справилась с управлением и въехала в забор чьей-то дачи. Реакция Николая Дмитриевича была поразительной по нынешним временам: он не ругался из-за поцарапанной машины, а хохотал и утешал виновницу происшествия.
Я впервые сел за руль лет в 10-12 именно в «ЗИМе» Николая Дмитриевича.
Кузнецов очень любил копаться в земле, а супруга его являлась настоящим садоводом-любителем. Мария Ивановна была лично знакома с Евгением Финаевым, знаменитым ученым-селекционером. Благодаря ей на завод из опытного питомника Финаева завезли саженцы яблонь и посадили их там, где сейчас располагается ОКБ. Когда старое здание ОКБ пришло в негодность и на месте сада задумали строить новое, фруктовые деревья выкопали и раздали заводчанам-дачникам. Сорта этих яблок уникальны, их не найти ни в одном справочнике по садоводству. Одна из яблонь досталась Сергею Викторовичу Жукову, плоды зимнего сорта прекрасно хранятся и очень вкусны. У нас в семье этот сорт получил название «жукОвка».

Вместе по жизни

Мария Ивановна Кузнецова была женщиной разносторонних интересов, много чем увлекалась – например, организовала курсы кройки и шитья для жительниц Управленческого. Она всегда проявляла трогательную заботу о муже. В советский период заводчан часто посылали в колхоз на сельхозработы, и Мария Ивановна просила нас привезти оттуда овес, который проращивала и включала в рацион Николая Дмитриевича для укрепления здоровья. Мне кажется, своим крепким здоровьем и долголетием он был обязан именно ей.
По инициативе жены Николай Дмитриевич организовывал коллективные поездки за грибами на заводском автобусе. Грибной охотой он занимался с удовольствием. Зимой супруги частенько катались на лыжах. Лыжной базы в Управленческом тогда еще не было, жители поселка проложили маршрут через лес в сторону дач. Для Николая Дмитриевича лыжные прогулки были способом эмоциональной и физической разгрузки.

В конструкторы – через цех

Удивительно, но Николай Дмитриевич умудрялся просмотреть всю научно-техническую литературу, которая поступала в заводскую библиотеку. На всех читательских формулярах была его подпись, а также пожелание, кому из подчиненных нужно конкретную книгу изучить.
По окончании вуза я пришел работать на завод. Тогда Николай Дмитриевич установил такой порядок: прежде чем попасть в ОКБ, молодые специалисты год отрабатывали либо в цехах мастерами или технологами, либо в лабораториях инженерами-испытателями. Это была прекрасная практика. Через год Николай Дмитриевич распределял молодежь по подразделениям ОКБ. Каждому начинающему конструктору объяснял, кто в отделе, где предстоит работать, лучший специалист по направлению, у кого нужно максимально перенимать опыт. Я попал в группу динамической прочности КНИЛ.
В процессе работы любой молодой специалист мог проконсультироваться лично у Николая Дмитриевича, не было принято общаться с ним только через начальника отдела. Кузнецов часто вызывал к себе непосредственного исполнителя и обязательно давал ему слово, иногда раньше, чем руководителю.
Николай Дмитриевич знал всех работников завода, поскольку постоянно ходил по цехам. Люди к нему обращались и могли быстро решить некоторые вопросы.

О качестве во все эпохи

В жизни моих родителей Николай Дмитриевич сыграл определяющую роль. Благодаря ему они переехали в Куйбышев, и хотя имели возможность вернуться на родину, удерживал интерес к работе. Но после обширного инфаркта отцу стало трудно руководить отделом компрессоров. Как раз в то время вышло в свет постановление ЦК КПСС и Совмина СССР о наведении порядка в авиационной отрасли. Это было «затягиванием гаек»: война кончилась, и люди на производстве расслабились. Опять же подход к качеству авиационной техники не изменился с военных лет: упадет один самолет – сделаем другой. То есть отношение к качеству было не соответствующим. Постановление инициировало создание служб качества, служб надежности и способствовало повышению ответственности за качество продукции. Николай Дмитриевич, возглавивший в Академии наук секцию по надежности, назначил моего отца организовывать службу надежности на предприятии. Ее наработки актуальны до сих пор.

Жизнь для людей

Николай Дмитриевич вникал и в социально-бытовые вопросы, потому что это было важно для его коллектива. Во времена дефицита при заводе была создана большая птицеферма, расположенная недалеко от поселка Мирный. Раз в два месяца работники снабжались куриным мясом. Построили шикарный профилакторий «Сокольи Горы», где было несколько скважин с минеральной водой. На острове Зелененьком организовали зону отдыха, Николай Дмитриевич приезжал туда с семьей. Вечерами любил прогуливаться вдоль песчаной косы. Стадион и лыжная база – тоже плод усилий Николая Дмитриевича, который пробивал разрешение на строительство объектов. Организация дачного массива стала возможна благодаря ему. Ну и большую часть жилого фонда поселка Управленческий тоже отстроил завод. К моменту приезда Кузнецова на весь поселок было всего 3 четырехэтажных дома, остальное жилье – засыпные двухэтажки и бараки.
Он активно занимался организацией обучения: открытие авиационного техникума и вечернего отделения авиационного института в Управленческом - полностью заслуга Николая Дмитриевича. Кроме того, Кузнецов был депутатом Верховного Совета СССР, лично вел прием граждан, по возможности помогал им в решении проблем. Правда, некоторые замыслы он так и не смог реализовать. Несмотря на все усилия, не решился вопрос об устройстве водозабора и снабжении Управленческого качественной питьевой водой. Та, что течет у нас из крана, до сих пор не лучшего качества. Не воплощен в жизнь и проект организации движения скоростного трамвая от улицы Ново-Садовой до поселка Управленческий.
Николай Дмитриевич был уникальным человеком. Нам повезло, что мы работали и жили рядом с ним.